Ассоциация европейского бизнеса впервые публично оценила перспективы в России

Ассоциация европейского бизнеса впервые публично оценила перспективы в России

70% европейских инвесторов планируют сокращать вложения в развитие бизнеса в стране в этом году. Об этом заявил генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) Тадзио Шиллинг, представляя ежегодный опрос объединения «Стратегии и перспективы деятельности европейских компаний в России». По его словам, около половины компаний ответили, что уже приостановили новые инвестиции в страну.

В опросе приняли участие 107 компаний – членов АЕБ из Германии, России, Франции, Швеции, Великобритании, Нидерландов, Финляндии, Швейцарии, Италии, США и др. В общей сложности в ассоциацию входит более 500 иностранных компаний, работающих в России. Таким образом, респондентами стали 20% членов АЕБ (эта доля в среднем соответствует прошлогодним показателям).

Если в краткосрочной перспективе (1–2 года) снижения экономической активности в стране ожидают 80% опрошенных инвесторов, то долгосрочные экономические перспективы (6–10 лет) продолжают оцениваться компаниями достаточно высоко (60% ждут роста экономики, 26% – стагнации и 11% – снижения). Это свидетельствует о том, что бизнес по-прежнему верит в возможность преодоления геополитического напряжения, подчеркнул Шиллинг.

По прогнозам Минэкономразвития, экономика России будет сокращаться два года подряд на фоне масштабных санкций: в этом году спад составит 7,8%, в следующем – 0,7%. В 2024 г. ВВП России будет расти на 3,2%, в 2025 г. – на 2,6%. Экспорт товаров в реальном выражении снизится в этом году на 14%, импорт – на 27%. Инвестиции в основной капитал, согласно сценарным условиям, упадут на 19,4% в 2022 г., а в следующем году будут стагнировать (рост на 0,3%). В 2024–2025 гг. капвложения увеличатся на 8,9 и 5,3% соответственно.

Уже после публикации макропрогноза власти отмечали, что пока ситуация развивается лучше ожиданий, поэтому с высокой долей вероятности спад в 2022 г. окажется меньше, чем прогнозировал Минэк. С такими оценками выступали, в частности, помощник президента по экономике Максим Орешкин и министр финансов Антон Силуанов.

Экспертное сообщество также в последние недели пересматривало свои прогнозы по российской экономике в сторону улучшения. 2 июня Банк России представил третий после введения масштабных санкций консенсус-прогноз главных макроэкономических индикаторов. Результаты опроса 37 экономистов из различных организаций показали, что оценки ситуации в российской экономике на этот год стали гораздо позитивнее: ожидания улучшены практически по всем параметрам. Спад ВВП будет не таким глубоким, как прогнозировали аналитики в предыдущих опросах ЦБ: экономика сократится на 7,5% против ожидавшихся в апреле 9,2%.

Эффекты и реакции

Помимо ограничений из-за санкций препятствиями для работы иностранных компаний в России стали риски ухудшения экономической ситуации, ответные меры и репутационные риски, добавил Шиллинг. По его словам, более 80% компаний уже почувствовали негативный эффект санкций. У 64% компаний значительно нарушились цепочки поставок, у 51% упали продажи, еще у 42% возникли сложности с осуществлением платежей, у 37% значительно снизилась маржинальность. Наиболее негативными факторами стали ограничение транспортного сообщения, эмбарго на экспорт и импорт, санкции в отношений российских банков и проблемы с платежами из-за российских контрмер.

В качестве мер реагирования компании сократили бюджеты на рекламу и маркетинговые исследования, приостановили новые инвестиции, изменили стратегии развития, отложили выпуск новых товаров и поставили на паузу стратегию устойчивого развития. «Мы спрашивали свои компании, насколько велик риск, что они не смогут продолжать свою деятельность в России. Тут 39% респондентов оценивают его как средний, 32% – как низкий. Это одна из радостных новостей, что наименьшее число респондентов оценивали этот риск как высокий», – заявил он. Чувствительный вопрос, который волнует российское правительство, – как европейский бизнес реагирует на текущий кризис в плане кадровых решений, отметил Шиллинг. Согласно опросу, 65% пытаются сохранить персонал и условия труда, 17% отправляют работников в отпуск, 9% – в простой, 5% решили сократить персонал.

«Каждая компания сама анализирует ситуацию и принимает решение, за которое она несет ответственность, подчеркнул Шиллинг: «Никто не встает из-за стола и не уходит. Все пытаются сохранить персонал, активы, продолжать делать то, что еще разрешено».

Сейчас высока ситуация неопределенности, все затаили дыхание и ждут, что будет дальше, поэтому текущие заявления компаний об уходе или сокращении инвестиций могут меняться, полагает руководитель направления реального сектора ЦМАКПа Владимир Сальников. «Странность в том, что риторика компаний очень сильно оторвалась от объективных показателей экономической деятельности», – добавил эксперт. По его словам, пока статистика не показывает того масштабного снижения, которое ожидалось. По данным Росстата, выпуск товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности в апреле сократился на 2,6% год к году после роста на 2% в марте. Есть и альтернативные данные – например, статистика по электропотреблению и некоторым видам железнодорожных грузоперевозок не показывает значительного падения, добавляет Сальников.

Прямые иностранные инвестиции в Россию упадут весьма существенно – на 80–85%, прогнозирует директор аналитического департамента ИК «Регион» Валерий Вайсберг. Оценка учитывает тот факт, что значительная часть средств поступала в Россию из офшорных юрисдикций, таких как Кипр, и являлась, по сути, средствами иностранных компаний с российскими бенефициарами, добавил он. «В условиях санкций подобные операции крайне сложно осуществимы, однако я допускаю, что частично эту нишу займут Турция и ОАЭ», – указывает он. При этом в общем объеме инвестиций прямые иностранные инвестиции составляют не более 15% (остальное – это российские вложения), поэтому их вклад в общее снижение показателя составит лишь несколько процентов, добавляет он. По оценке Вайсберга, в первую очередь будут сокращаться вложения, связанные с производством машин и оборудования, в наименьшей степени – в пищевой и фармацевтической промышленности.

Фактором ухода компаний с рынка могут быть не столько экономические ограничения, сколько политика, полагает Сальников. Если раньше политика фактически являлась продолжением экономики, то в последнее время целый ряд политических решений, например эмбарго на российскую нефть, – это «игра», которая ведется стратегически неэффективно, считает эксперт.

Источник: hronika.info

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.