«Откуда деньги, Толь»? За что требуют запрета Партии Шария

«Откуда деньги, Толь»? За что требуют запрета Партии Шария

За последние месяцы вокруг новой политической силы разыгрался целый ряд скандалов, связанных с сомнительным финансированием ее региональных отделений

В четверг Киеве прошла пресс-конференция, участники которой потребовали запрета Партии Шария. Интересен список участников пресс-конференции.

Председателя центрального штаба «Национального корпуса», бывшего в 2016 — 2017 годах командиром полка «Азов» Максима Жорина особо представлять не нужно.

Глава «Платформы общественных инициатив» Ольга Касьян — человек, близкий к «Нацкорпусу». Как я отмечал ранее, не далее как в январе этого года она избиралась в общественный совет Национального агентства Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА), выдвигаясь от организации «Всеукраинский альянс бойцов и ветеранов АТО», примерно с 2015 года связанной с тогда еще Гражданским корпусом «Азов».

Кроме того, на пресс-конференции был заявлен (хотя и не присутствовал) председатель общественной организации «Ветеранское братство», входящей в структуру «азовского» движения, бывший боец полка «Азов» Дмитрий Шатровский.

Но вот Руслан Андрийко, в 2014 — 2015 годах депутат Киевского городского совета от «Свободы»* и тогда же глава Всеукраинской общественной молодежной организации «Сокол» (сейчас он упомянут лишь как представитель этой «свободовской» молодежной структуры), это уже видный представитель совсем другой политической силы.

Точно так же как и Антон Колумбет, который является не только одним из лидеров Движения ветеранов АТО, но и членом партии «Демократическая секира».

Как видим, «Национальному корпусу» удалось реализовать то, о чем ранее не раз писали — вовлечь в инициированную им кампанию другие близкие общественно-политические силы, закрепив тем самым за собой статус главного борца с пророссийским реваншем.

Однако стоит отметить, что аргументация выступавших на пресс-конференции была довольно слабой, уходящей преимущественно в сферу демагогии. Между тем, озвученный тезис о том, что Партия Шария финансируется из России, так никак и не был обоснован.

На самом деле, о «черной кассе» Партии Шария говорят уже многие. Например, Владимир Величко, ранее создавший и возглавлявший отделение партии в Полтавской области, опубликовал 29 апреля видео, где упомянул помимо прочего такой момент: «В партии я получал в месяц 15 тысяч зарплаты… Ну как зарплаты. Это дядя в конверте давал мне деньги… По сути, это черный нал. Я не был никак оформлен… Налоги с меня не платились. Как это называется? «Но так же делают все партии», скажете вы. Да, все партии, но потому я и поверил в Партию Шария, что это не все партии».

Теми же словами Величко повторил это в комментарии к расследованию Hromadske, опубликованному 20 июля: «Вот я получал 15.000 ежемесячно, но на работу меня никто не оформлял. Что это значит? Это черная бухгалтерия, потому налоги не уплачиваются. И тогда у меня возникали вопросы. Потому лозунги — «Правду в раду», а тут такое. И вроде мелочь, вроде бы все так делают, но мы позиционируем себя как принципиально новая партия».

Кстати говоря, Величко уже в апреле упомянул, что партия превратилась в «авторитарную секту», что я отмечал по наблюдению митинга и марша 17 июня в центре Киева. Стоит упомянуть, что в связи с этими разоблачениями у бывшего главы полтавского отделения Партии Шария быстро возникли проблемы — в ночь с 5 на 6 мая на него напали неизвестные и облили жидкостью, напоминающей мочу (ранее подобные акции в отношении других людей Шарий, смакуя, описывал в своем канале).

В комментарии Hromadske Величко рассказал уже и о предполагаемом происхождении «черной кассы» Партии Шария: «Внутри партии все прекрасно понимали, что финансирование идет из Харькова. Наталья Кацуба, которая сейчас Гордиенко, сменила фамилию. А они не бедные люди. И если она возглавляет центральный штаб, который почему-то не в Киеве, а в Харькове… Семья бывших регионалов».

Кацубы — это не просто «семья бывших регионалов». В период пребывания у власти Виктора Януковича братья Сергей и Александр Кацубы сделали стремительную карьеру в газовой отрасли, ставшей одной из главных «кормушек» Партии регионов.

Старший, Сергей, с марта 2010 года возглавлял различные департаменты в Национальной акционерной компании «Нафтогаз Украины», а с июля по декабрь 2012 года был уже заместителем председателя правления этой компании. На смену ему на этот пост пришел младший, Александр, который перед этим с мая 2010 года последовательно был заместителем директора по экономической деятельности в «Полтавгаздобыче» и «Черноморнефтегазе». На посту заместителя главы «Нафтогаза Украины» Александр Кацуба пробыл с ноября 2012-го по июль 2014-го.

В 2015 году братья Кацубы были обвинены в хищениях на сумму 285 млн. гривен (на момент хищений при курсе 8 гривен за доллар это было эквивалентно примерно 35,6 млн. долл.). В 2017 году младший, Александр, пошел на сделку со следствием, выплатив 100 тыс. гривен в бюджет, после чего следствие сняло арест с имущества семьи. Впрочем, и сейчас эта семейка — очень и очень небедные люди.

То, что Кацубы дружны с Анатолием Шарием — не секрет. Например, Шарий публиковал ранее в соцсетях фотографии с совместного отдыха в солнечной Испании с Владимиром Кацубой, отцом Сергея и Александра. «Я близко знаком с семьей Кацуба, мы дружим много лет», — подтвердил Hromadske Шарий.

Про это финансирование, судя по всему, хорошо знают и в «Нацкорпусе», потому что 12 июля харьковское отделение партии провело акцию у дома Кацуб в Харькове. Но, видимо, «деньги регионалов» выглядят все-таки не так красиво, как «российские деньги».

Стоит учесть еще один скандал по поводу грязных денег, разгоревшийся вокруг Партии Шария. Речь идет об отделении партии в Днепропетровской области. Анатолий Шарий и смещенный им руководитель днепровской ячейки Александр Шишко за прошедшие дни выступили с публичными обвинениями в адрес друг друга.

Например, Шарий заявил 28 июля в своем видеоблоге, что снял в Днепре «руководство (партийного отделения. — Авт.) и всех, кто был вокруг руководства» по причине того, что там «два с половиной месяца назад вскрылась история, что… то тут, то там продаются места… ситуация зашла очень далеко… об этом знало полгорода… этот человек договорился с главой ячейки Партии Шария, дал ему огромную зарплату, дал ему автомобиль, обеспечил его охраной и личным покровительством», а также давал деньги на аренду офиса. Речь идет о «авторитетном бизнесмене» Александре Петровском, более известном как Нарик.

Разумеется, в Днепре это отрицают, и глава местного отделения партии Александр Шишко озвучил 29 июля публично другую версию: «А может быть это вы продали ячейку господам Гуфману, Корбану и Филатову? Может быть, это вы, нас, партийцев, продали этим людям?»

Про то, что ячейку Партии Шария «купил» под местные выборы Геннадий Корбан, не оставивший политических амбиций, действительно ходят упорные слухи.

В общем-то, и в той, и в другой версии нет ничего необычного. Так действительно живут все партии на Украине — продавая свой бренд как франшизу в регионах богатым людям, которые таким образом реализуют свои лоббистские механизмы, проводя людей в городские и областные советы либо занимаясь давлением на таковые с улицы.

Связь с Петровским скандальна потому, что в 2018 году он тесно сотрудничал с Петром Порошенко и даже помогал ему в борьбе за томос. Но вот Величко упрекает Шария в том, что тот поставил на высокий пост в партийных структурах — в Полтаву тот приезжал как куратор от руководства — Александра Вьюника, ранее работавшего в УДАРе и «Народном фронте» (от последнего он даже баллотировался в 2014-м в Верховную Раду). В чем разница? В том, что Вьюник еще до УДАРа и «Народного фронта» был помощником Сергея Кацубы?

Действительно, как говорит Величко, надеялись на «интернет-партию, представляющую народ», а в итоге быстро получилась «партия как и прочие». С авторитарным вождем, «черной кассой» и связями с «авторитетными людьми» в регионах.

* Организация запрещена Верховным судом РФ.

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.