Сила радикалов: как Стерненко прогнул под себя суд и что это значит для украинской власти

Сила радикалов: как Стерненко прогнул под себя суд и что это значит для украинской власти

Подозреваемому в убийстве человека радикалу Сергею Стерненко изменили место домашнего ареста. Теперь он может не уезжать из украинской столицы в Одессу, где был прописан. Для украинской властей подобное решение не сулит ничего хорошего

Около 16:00 во вторник, 16 июня, Шевченковский районный суд изменил адрес домашнего ареста для радикала Сергея Стерненко, подозреваемого в убийстве человека в 2018 году в Одессе.

«Судья Мелешак удовлетворила ходатайство прокурора. Теперь домашний арест я должен отбывать уже в Киеве, а не в воинской части в Одессе. Правда, есть нюансы, но о них потом», — написал сам Стерненко в Facebook.

Позже он вышел к своей группе поддержки и рассказал о процессуальных тонкостях дела, заявив, что суд сделал много ошибок. Кроме того, Стерненко призвал свою группу поддержки под здание суда 17 июня.

«Завтра в 13.15 судья Бугиль должен объявить полный текст судебного решения. Я приеду. Мне очень интересно послушать. И приглашаю вас тоже послушать этот текст», — заявил Стерненко после подсказки одного из адвокатов.

Он заявил, что пока у него нет дел за пределами дома, и он не планирует его покидать, кроме как для поездки в суд 17 июня. При этом Стерненко назвал домашний арест противоречащим правам человека.

Несмотря на то что полный текст судебного решения еще не огласили, можно с полной уверенностью заявить: Стерненко прогнул под себя власть, создав для последней большие риски.

Все начиналось в Одессе

Изначально Стерненко был местечковым политиком. Несмотря на то что он, по его словам, принимал участие в событиях на Майдане в Киеве, там он не задержался. Он вернулся в Одессу, где прославился как глава местной ячейки запрещенного в РФ «Правого сектора».

Здесь стоит пояснить, что в те дни ячейки только появившейся в ноябре 2013 года организации формировались почти так же, как ячейки другого запрещенного в РФ образования — «Исламского государства». От желающих стать частью националистической группировки требовалось объявить о себе, признать руководство организации своим руководством и наладить с ним связь.

Легче всего совершить карьерный скачок «Правом секторе» можно было в тех регионах, где националистические организации не пользовались популярностью, а потому у самозваных «правосеков» практически не было конкурентов. Одним из таких регионов и была Одесса.

«Среди нас был такой активист — Ваня Вышитый. Он был членом организации СНА ПУ — Социал-националистическая ассамблея «Патриот Украины». Ваня однажды сказал, что руководство организации хочет, чтобы он создавал в Одессе ячейку. И мы создали. Но ячейку не СНА ПУ, а «Правого сектора». Это произошло 5 февраля 2014 года. Возглавил его Ваня Вышитый. Я — заместитель. Всего 20 членов. Помню, мы под Дюком развернули баннер: «Правый сектор». Никакого официального оформления не было. Через неделю я приехал в Киев. 14-го числа познакомился с Дмитрием Ярошем. Пятый этаж, Дом профсоюзов… В тот же день возвращались назад в Одессу, получив напутствие: «Держитесь в Одессе, но в случае чего — все на Киев…», — вспоминал сам Стерненко о своих связях с националистами в свежем интервью Ліга.net.

Был он и 2 мая у Дома профсоюзов в Одессе. Сейчас сам Стерненко уверяет, что он якобы спасал там людей, находясь среди тех, кто подтащил к зданию леса, чтобы укрывшиеся в нем могли спуститься. Однако участники тех событий о роли националистов совсем другого мнения.

Примечательно, что даже украинские СМИ, вроде Ліга.net, делающие из Стерненко положительного героя, подчас проговариваются.

«Если бы не такие, как Стерненко, была бы Новороссия. На местную милицию надежды не было от слова «вообще», — цитирует издание одного из силовиков о событиях в Одессе.

Как именно там Стерненко наводил порядок, остаётся только догадываться. Тогда же — в 2014 году — у ранее благополучного Стерненко начались проблемы с деньгами.

«Да, у меня были проблемы с деньгами. Они начались в 2014-м. Тогда, весной, я продал один из своих SMM-проектов, который разрабатывал еще в 2013-м. Когда деньги начали заканчиваться, наступил тяжелый период. Иногда даже на полноценное питание средств не хватало. Приходилось одалживать», — признавался он.

Но он не спешил искать себе работу, а занимался «активизмом»: борьбой с наркоточками, а также с выступлениями артистов из России или их украинских коллег, выступавших в РФ. Правда, позже стало известно, что «борьба» с наркоточками могла на самом деле быть их «крышеванием». Записи разговоров Стерненко с наркоторговцами доступны сейчас в сети, и если на них действительно голос радикала, они свидетельствуют о более чем плотной дружбе его и тех, с кем он «боролся».

Стерненко так бы и продолжил оставаться звездой местечкового масштаба, если бы не убийство 2018 года. Сам радикал уверяет, что убил без умысла — защищаясь. А вот обвинение указывает на то, что убитый Иван Кузнецов пробежал от места стычки со Стерненко 99 метров, затем последний догнал его и убил ударом в сердце. Важная деталь: у якобы «нападавших» Кузнецова и его товарища Александра Исайкула оружия не было. А вот у Стерненко был нож, которым он и зарезал Кузнецова.

После этого его поместили в больницу, откуда он сбежал в Киев, где его уже стали раскручивать как пострадавшего от «реваншистов» активиста.

Из местечкового националиста во всеукраинского политика

В Киеве Стерненко начал активно комментировать тему нападения на бывших майдановцев. Благо инфоповодов хватало. Когда он окончательно перебрался в Киев — осенью 2018 года, — всю страну лихорадило: 1 августа того года серной кислотой облили Екатерину Гандзюк — одну из известнейших участниц Майдана и гражданских активисток Херсона. В ноябре она скончалась от травм, несмотря на все усилия врачей.

Именно на акциях с требованиями наказать заказчиков убийства Гандзюк Стерненко сделал себе имя — как один из «пострадавших активистов» и лидеров акций. Критики радикала говорят, что с ним начала работать Служба безопасности Украины. С тех пор на многих резонансных акциях в Киеве можно было встретить бывшего одесского уличного политика.

Поэтому когда 15 июня суд отправил Стерненко под домашний арест, его негодованию не было предела.

«Абсурду нет предела. Мое место прописки в Одессе — военный объект, режимный, куда меня не пустят. Там находятся пограничники. С правовой точки это означает: если я не выполню это судебное решение, то прокурор придет и скажет, что Стерненко не выполнил решение суда. А следующее — арест. Знаете, что я на это скажу?» — заявил Стерненко и разорвал решение суда.

Изгнание его в Одессу было равносильно удалению от политики, возвращению на региональный уровень — не каждый журналист будет ездить в Одессу ради интервью с «героем вчерашних дней». А домашний арест делал невозможным его участие в акциях протеста, что тоже привело бы к падению популярности Стерненко.

В ночь на 16 июня он со своими сторонниками прошелся по центру Киева, призывая повесить министра внутренних дел Арсена Авакова, обзывая генпрокурора Ирину Венедиктову «курвой» и обращаясь с Киевом с призывом вставать на борьбу. До этого под зданием суда сторонники Стерненко устроили стычки с полицией, прогнали неугодных им журналистов и даже попытались напасть на некоторых правоохранителей.

«Когда государство, которое по закону имеет монополию на применение силы, вот так вот ведет себя по отношению к просто хулиганам, это приводит к тому, что власть перестают уважать, что некие Маруси Зверобой пишут абсолютно антисемитские посты в телеграме, призывают фактически к убийству президента и его семьи. Это приводит к тому, что, вместо того чтобы сидеть в СИЗО и ходить по допросам, убийцы гуляют на свободе и отправляются максимум под домашний арест. И формируются силы, которые потом за деньги западных структур, как это происходит сейчас в Штатах и было в 2014 году, пойдут свергать власть. Потому что власти нечего им противопоставить», — прокомментировал происходившее 15 июня народный депутат от «Слуги народа» Александр Дубинский.

Видео 18+

Что примечательно, в тот же день некоторые его коллеги по фракции, например Гео Лерос, защищали Стерненко.

В итоге во вторник, 16 июня, адрес домашнего ареста ему все же изменили. Теперь Стерненко остается в Киеве. Судя по сказанному им у здания суда, он не доволен домашним арестом. И в случае чего его сторонники сделают все, чтобы надавить на суд и заставить его изменить эту меру пресечения.

Остается лишь добавить, что в тот же день, когда Стерненко ликовал из-за смены адреса домашнего ареста, другой суд в Киеве отпустил по состоянию здоровья подозреваемого в деле об убийстве Гандзюк — председателя Херсонского областного совета Владислава Мангера. Рассмотрение дела перенесли на другой день. И никакие активисты этому не препятствовали.

Очевидно, адрес нахождения Стерненко на домашнем аресте для них важнее, чем справедливость в деле Гандзюк. Справедливость, которую когда-то требовал и желал сам Стерненко. Ну или делал вид, что желал.

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.