Декоммунизация по-европейски. Зачем украинцы с помощью немцев и французов убили «Советское шампанское»

Декоммунизация по-европейски. Зачем украинцы с помощью немцев и французов убили «Советское шампанское»

Общество уже отвозмущалось по поводу факта, что четыре года назад Киевский завод шампанских вин первым объявил локаут бренду «Советское шампанское». Решение представлялось безумным, но курьезным. Мало кто мог думать, что за ним стоят силы куда более убедительные, чем украинизатор Вятрович. Тем не менее – это факт. Все куда серьезнее и касается всех

Историческая кража

В 1891 году, в Мадриде был подписан договор, которым бренд «шампанское» был закреплен только за игристым вином из Шампани. Россия же была огромным рынком сбыта для французских виноделов. Но разразилась Первая мировая война и провинция Шампань стала фронтовой. Большие надежды связывали французские виноделы с окончанием войны. Мадридские соглашения были даже записаны в Версальский мирный договор.

Но тут случилось немыслимое. Для французского шампанского была потеряна Россия, в которой случилась революция. С началом войны царское правительство объявило «сухой закон», а буквально через две недели после Октябрьского переворота, 8 ноября 1917-го по новому стилю, Петроградский реввоенсовет издал приказ о запрете «до особого распоряжения» производства алкоголя.

В условиях Гражданской войны это табу не соблюдалось никем, но по внешним признакам оно и вводилось не ради заботы о трезвости. «Сухой закон» отменили в 1923 году, с началом НЭПа. И сразу же в СССР возобновил работу, уже в виде «совхоза», завод «Абрау». Параллельно по заданию правительства Рыкова химик-шампанист Антон Михайлович Фролов-Багреев разрабатывает отечественные методы шампанизации, отличные от французских. В 1928 году был выпущен первый тираж советского шампанского числом 36 000 бутылок.

А через десять лет, по личной инициативе Сталина, было принято Постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) «О производстве Советского шампанского». С тех пор мадридские соглашения в Советском Союзе не учитывались. Была и вторая неприятность для Франции. В 1920 году французы потеряли рынок США — богатейшей страны, уважающей авторские права. Конгресс ввел «сухой закон», который на долгие 13 лет закрыл североамериканский рынок для спиртных напитков. А когда он был отменен в 1933 году, Штаты, как и СССР отказались соблюдать мадридские соглашения 1891 года, приняв закон, указывающий, что термин «шампанское» является «частично видовым» (semi-generic).

Шампань наносит ответный удар

Первое «Советское шампанское» произвели в 1937-м на Донском заводе в Ростове, на французском оборудовании фирмы «Шоссепье». В 1939-м, в Горьком (Нижний Новгород) «Советское» вышло уже по полностью оригинальной технологии Фролова-Багреева. В 1940-м шампанское в СССР выпускали на Ростовском, Харьковском и Авчалахском заводах по единой рецептуре.

После Великой Отечественной «Советское шампанское» производится в Москве, Ленинграде (теперь Санкт Петербурге), а также в Киеве. 23 сентября 1949 года постановление Совмина СССР поставило задачу в месячный срок построить шампанское производство в столице Украины. Постановление было подписано лично товарищем Сталиным, который уделял вопросу особое внимание.

Киевский горисполком принял решение № 2920 от 13 декабря 1949 года, которым положено начало КЗШВ — Киевскому заводу шампанских вин. Ему передали участок земли по улице Сырецкой, где он находится и теперь. В 1950-м завод был построен, а 1 января 1955 года КЗШВ дал первую партию киевского «Советского», хотя официальной датой пуска считается 27 декабря 1954-го. С 1958-го предприятие вышло на проектную мощность в полтора миллиона бутылок.

С тех пор много лет подряд «Советское шампанское» выпускалось в Киеве и мало кто мог подумать, что этому что-нибудь сможет помешать. Разумеется, французы, со своей стороны, старались отстаивать позиции своего национального бренда, но добиться полного запрета слова «шампанское» в других странах им очень сложно, если вообще возможно. Они, конечно, стараются. Сначала чисто маркетинговыми способами склоняют иностранных производителей к более частому употреблению слова «игристое». Хотя в 1975 году лицензию на производство по советскому методу приобрела даже старейшая фирма-производитель шампанского — французская «Моэт».

Когда дело пошло к исчезновению СССР, французы активизировались. Россия в 1996-м пошла на незначительные уступки, но от слова «советское» не отказалась. В 2010-м в Госдуму зашел проект техрегламента, который предусматривал отказ от использования слова «шампанское». Он принят не был из-за создания Таможенного союза. В 2011-м году российская Ассоциация производителей игристых вин заявила, что достигла договорённости с Межпрофессиональным комитетом вин Шампани о том, что сроки отказа России от использования французских терминов сдвигаются до 2022 года.

После начала украинского кризиса дошло до подковерных приемов: в 2016-м Франция пообещала снять санкции, если Россия откажется от терминов «шампанское» и «коньяк». Однако российские производители считают, что раз так, есть смысл набить цену. Продолжение следует.

Аа вот на Украине все пошло совсем по другому сценарию.

КЗШВ — белая и черная полосы

Производство в Киеве было целью европейских производителей и легкой добычей, потому что защищать КЗШВ никто не собирался. Наоборот — его хотели как можно быстрее продать многочисленные временщики.

Но сначала все шло хорошо. Рентабельность гарантировала доходы и постоянную работу сотрудникам, а также живые деньги. На жадности трудящиеся КЗШВ и погорели. В истории постсоветского Русского мира «красные директора» — это не положительные герои. Схема убийства трудящимися своего предприятия была типичной. В 1999-м КЗШВ стал закрытым акционерным обществом. 25% досталось «красному директору», остальное — работникам предприятия. Бизнес был рентабельным, так что с 2001 года, почти сразу после акционирования, руководство начало процесс консолидации акций. На рубеже 90-х и начала 2000-х — это обычное дело на Украине. По цене грибов ушло очень много предприятий, приносивших прибыль. Способов рейдерства было много. В случае КЗШВ работали через дополнительные эмиссии. Так свои 25% «красный директор» превратил в 50%. Потом, запугивая «рейдерами», он отжимал акции «на хранение» в фирму-клон. И 50% превратилось в 80%, чтобы потом быть преподнесенными на блюдечке с голубой каемочкой австро-немецкой Henkell&Sohnlein Sektkellereien.

На первый взгляд, найти иностранного инвестора, особенно немецкого — это хорошо. В реальности же это было начало «черной» полосы. Новые владельцы начали с очень странных действий. Например, под прикрытием «обновления устаревшего производства» на заводе поставили старое оборудование из Германии 30-летнего возраста. Неудобных технологов стремительно сократили, заменив на молодежь со знанием немецкого языка. Стоит напомнить, что история убийства советского производства — очень типичная тенденция для начала 90-х во всех постсоветских странах. Но в том-то и дело, что на Украине это случилось далеко не в 90-е.

Шах и мат

17 октября 2007 года КЗШВ вошел в группу европейских производителей игристых вин — компанию Henkell&Co. В нюансах инвесторов мало кто разбирался, а зря. Это единственная в мире корпорация-нерезидент, которая имеет производство в провинции Шампань. Вхождение в группу компаний Henkell&Co для КЗШВ означало его переход под прямую юрисдикцию Франции и ее требований к другим странам, использующим бренд «шампанское».

С новыми владельцами в Евросоюзе киевский завод осыпали медалями и несоветскими знаками качества. Сертификат ІSO 9001 и 22000 был удостоверением того, что продукция соответствует требованиям ЕС и может продаваться в розничных сетях западной Европы… как «игристое». Оставались нюансы, но очень существенные: сам высокорентабельный бренд «Советское шампанское». Если к первому у французов не было принципиальных претензий, то второе было основной целью грандиозной, невидимой глазу войны за монопольную торговую марку. Так или иначе, но «украинский фронт» французы намеревались закрыть навсегда.

События с новыми владельцами должны были наступить, и они наступили. После государственного переворота 2014-го года табу на тему всего «советского» рухнули. По любимому новогоднему напитку «Советскому шампанскому» на Украине был нанесен двойной удар. Слово «советское» запретил одиозный закон «о декоммунизации», а «шампанское» запрещало соглашение о свободной торговле с ЕС. В конце 2015-го Киевский завод шампанских вин сообщил, что меняет название известного с советских времен напитка на шизофренический вариант «Советовское шампанское». К чему приложил руку исторически ущербный глава Института национальной памяти Владимир Вятрович, призвавший «декоммунизировать» все напитки с таким названием. Точку в этой истории поставило соглашение о зоне свободной торговли, которое вступило в силу с 1 января 2016 года. В настоящее время знакомые бутылки еще содержат слово «шампанское», но только на так называемый «переходный период». 

Последний гвоздь

Не странно, что на КЗШВ с такими замечательными владельцами выполнили закон о «декоммунизации» первыми. Но это не конец истории, имеющей совсем не культурологическую подоплеку. В 2016 году немецкие владельцы КЗШВ заявили о возможном банкротстве предприятия и его закрытии. Такой была реакция на увеличение арендной платы на комплекс завода в четыре раза. Почему так случилось, не секрет для пытливого исследователя. Дело в том, что «прихватизация» шампанского завода в 2007 году обошлась покупателям… по цене квартиры в Киеве. Обычная схема. А после переоценки эта сумма выросла в разы, а значит владельцам намекнули на необходимость платить. Справедливость настигла хитрых покупателей, но она нанесла по легендарному советскому заводу последний удар. По имеющимся данным, завод и правда собираются закрывать, а оборудование вывозят.

Оперетка «евроинтеграция» окончена. Занавес.

 

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.