Вирус русофобства. В Украине даже пандемия имеет четкую националистическую ориентацию

Вирус русофобства. В Украине даже пандемия имеет четкую националистическую ориентацию

Министерство здравоохранения Украины выпустило рекомендации по предохранению от коронавируса на языках нацменьшинств: польском, румынском, венгерском и татарском. Созданный Кабмином сайт Covid19.com.ua, где собирается вся актуальная информация по эпидемии на Украине, — на украинском и английском языках. Русского нет

Как нужно это понимать человеку, живущему в Киеве, почти полностью русскоязычном городе? Так ли, что этого человека для государства не существует и незачем ему знакомиться с противовирусной инструкцией?

Понятно, что все мы учили в школе (и в советской, и в постсоветской) украинский язык и легко можем прочитать эту инструкцию на украинском, даже несмотря на то, что в последние годы он был уродливо исковеркан. Но ведь и граждане Украины румынского, польского, венгерского происхождения точно так же владеют «держимовой». Если перевод делается из уважения ко всем народам, проживающим на Украине, а также с учетом того, что некоторое количество пожилых людей, которые, кстати, находятся в особой зоне риска, действительно языком не владеет, то где перевод на русский?

Нам же много лет говорили, что это один из языков нацменьшинств, хоть мы с таким определением и не согласны. По украинской Конституции, у русского языка — особый статус среди языков нацменьшинств. Есть подписанная Украиной в 1996 году и вступившая в силу в 2003 году Европейская хартия региональных языков, согласно которой язык, на котором говорит даже небольшое количество жителей региона, автоматически может использоваться во всех сферах общественной жизни, в том числе в официальной документации. Так где перевод?

Вообще-то, игра в русское нацменьшинство с последующей борьбой за его права — это такое наперсточничество, соглашаясь с правилами которого, мы сами делаем себя все более бесправными. Шулерство в том, что, принимая концепцию нацменьшинства, мы автоматически принимаем и русский язык как язык нацменьшинства, несмотря на то, что на нем говорят не только русские, но и украинцы. Более того, даже официально на русском языке дома (то есть вне официальной обстановки) говорят половина граждан Украины, будь они татары, украинцы или евреи по национальности.

Нам тридцать лет со школьной скамьи рассказывают: раз мы граждане Украины, мы — украинцы. Я же прекрасно помню, как это было еще в 90-х.

— Дети, поднимите руки, кто украинец.

Подняли.

— А ты, Танечка, почему не поднимаешь?

— А я русская.

— Ты в Запорожье родилась?

— Да.

— А Запорожье в Украине?

— Да.

— Значит, ты украинка.

Ребенок озадачен, но спорить со взрослой тетенькой не в состоянии.

— А ты, Вася, почему не поднял руку?

— А я тоже русский.

— Ты родился в Запорожье?

— Нет, в Самаре.

— Но живешь-то в Запорожье?

— Да.

— Ну вот, значит, украинец.

Люди привыкли так мыслить и часто не понимают разницу между национальностью и гражданством. Никогда не забуду, как лет двенадцать назад устраивался на работу маркетологом не то в агентство, не то в торговую сеть. Пафосная рекрутерша (из тех, которые увлекаются псевдофилософией «личностного роста») протягивает мне невесть откуда взявшийся советский бланк отдела кадров. В нем — в том числе графа «национальность».

— Зачем это вам?— спрашиваю я.

— Да просто форма такая, — отвечает рекрутерша, реально не зная, зачем ей это надо.

— Вы будете принимать решение о приеме на работу на основании моей национальности?

— Нет, что вы. А какая у вас национальность, в чем проблема ее вписать?

— Ни в чем, русский. Просто не понимаю, для чего это.

На лице рекрутерши недоумение.

— Так у вас же в паспорте гражданство Украины стоит, — неуверенно произносит она. — А вы говорите, русский.

На работу меня в итоге не взяли. А вот у представителей настоящих нацменьшинств (армян, греков, поляков и т.д.) с таким пониманием все нормально. Ни один имеющий паспорт гражданина Украины азербайджанец, находясь в здравом рассудке, не скажет, что он не азербайджанец, а украинец. А русские скажут, потому что очевидной разницы нет вообще.

С тех демократических времен (2012 год), когда на Украине шла дискуссия о двух государственных языках, у меня сохранилась 200-страничная брошюра, изданная при содействии британского посольства, университетов Оксфорда, Кембриджа, Барселоны и еще двух десятков организаций, под названием «Многоязычная Европа». Это большое исследование, проведенное в 24 странах Европы, в том числе и на Украине. Я отдал десять лет жизни соцопросам и могу компетентно сказать, что при некоторой сноровке соцопрос не выявляет мнение граждан, а формирует его. Ответ во многом зависит от того, как поставлен вопрос.

Помните Всесоюзный референдум о сохранении СССР марта 1991 года, на котором большинство проголосовало… а за что на самом деле проголосовало тогда большинство? За сохранение СССР как «обновлённой федерации равноправных суверенных республик». Простите, но если республики суверенны, т.е не подчиняются решениям центральной власти, то народ по факту проголосовал против сохранения СССР. А кажется, что «за». 

Как же поставили вопрос по языкам в Европе? Австрия — «язык, которым пользуешься дома», Англия — «язык, которым пользуешься дома + основной язык», Испания — «язык, которым пользуешься дома», Италия — «язык, которым пользуешься дома», Франция — «язык, которым пользуешься дома», Украина — «родной язык». Уже появляются вопросы, не так ли? А вот и ответ. В конце раздела — глоссарий: «Родной язык — это язык, которым овладевают в первую очередь и который понимают. Традиционный вопрос исследователей касательно родного языка в масштабных европейских исследованиях постепенно меняется исследованием вопроса касательно языка, который используется дома, поскольку последнее понятие является более прозрачным для информаторов, чем концепция «родного языка».

Итак, «язык, который используется дома», — более прозрачное понятие, и именно о нем спросили жителей подавляющего числа европейских стран. Для Украины же предлагается концепция «родной язык», которая, по сути, является мнением. А как у нас обстоят дела с мнением, мы уже увидели. Из концепции «раз вы граждане Украины, то вы украинцы» вытекает следующая — если вы украинцы, то ваш родной язык украинский. Тот факт, что люди при этом говорят по-русски, официальной пропагандой объясняется тем, что в свое время цари/большевики (выбрать по вкусу) проводили насильственную русификацию. Поэтому возвращайтесь, так сказать, в лоно, переходите на «родной» украинский язык. В мою задачу не входит объяснять, почему русские на юго-востоке Украины являются коренным населением, а русскоговорящие украинцы никогда специально не русифицировались. Я лишь хочу показать, как элементарно организовать масштабную манипуляцию в общественной сфере при сохранении наукообразия.

Брошюра «Многоязычная Европа» описывает состояние языков на Украине следующим образом: «По данным Госслужбы статистики за 2011 год на Украине проживает 45,7 млн человек. По данным всеукраинской переписи населения 2001 года, 77,8% населения составляют украинцы, 17,3% — русские, остальные национальности вместе — 4,9%. В 2001 году 67,5% жителей Украины заявили, что их родным языком является украинский, а 29,6% — русский».

Основные выводы: «имеющиеся в современной Украине языковые соотношения с одной стороны являются продолжением процессов тотальной русификации, а с другой — отображением новейшего стремления украинцев к национальному и политическому самосознанию».

Интересно, что в Нидерландах отдельно рассмотрели Фрисландию, в Испании — Каталонию и Басконию, в Великобритании — Северную Ирландию, Уэльс и Шотландию, а на Украине тот же Крым отдельно никто не рассматривал. Но пусть так. Для чистоты эксперимента лучше рассматривать ситуацию в при наихудших показателях. Если учесть общее уменьшение населения до 37 млн человек, потерю в основном русских по национальному составу Крыма и части Донбасса, то количество русских (для которых перевода инструкции МОЗ нет) и количество поляков, румын, венгров (для которых такой перевод есть) все равно несопоставимо. А если брать не только русских, но и русскоязычных украинцев? Очевидным образом, не менее половины населения Украины русскоязычно, но в 2001 году только 29,6% назвали своим родным языком русский. Почему, мы уже разобрались — концепция «родной язык» вместо концепции «язык, употребляемый дома» спекулятивна в условиях пропаганды в духе «живешь на Украине — значит ты украинец; раз ты украинец, твой родной язык — украинский».

Умиляет и вывод про тотальную русификацию со стремлением украинцев к национальному самосознанию. Поскольку я живу на юго-востоке Украины с момента образования этого государства, тенденцию за тридцать лет я вижу прекрасно, и заключается она в поступательной и целенаправленной украинизации, которая началась отнюдь не после Евромайдана и даже не после «оранжевой революции», а также прекрасно шла при Януковиче, в огород которого бросает камень это европейское исследование. Что касается стремления к самосознанию, я замечаю такое психическое расстройство у единиц, на которых раньше посматривали как на довольно агрессивных, но в целом безобидных фриков, а сейчас с опаской, поскольку у них появились оружие и отряды боевиков. Вот только нет у психически здоровых украинцев такого массового и неодолимого стремления. А изучать при желании родной язык и родную культуру с советских времен никто не мешал.

А вот данные исследования RATING за 2012 год: 50% считают своим родным языком украинский, 29% — русский, 20% — одновременно и русский, и украинский, 1% — другие языки. Уже несколько иная картина, не так ли? При 1% других языков МОЗ переводит на них инструкцию, а при как минимум 29% чисто русскоязычного населения (билингвов пока не берем), на русский не переводит.

Интересно, проводил ли кто-то опрос по «языку, используемому дома», а не по «родному языку»? Да, Киевский международный институт социологии провел подобный опрос в 2004 году. По его данным до 46% граждан Украины говорит дома по-русски. При этом цифры по юго-востоку предельно высокие, уж никак не на уровне языка нацменьшинств: Крым — 97%, Днепропетровская область — 72%, Донецкая область — 93%, Запорожская область — 81%, Луганская область — 89%, Николаевская область — 66%, Одесская область — 85%, Харьковская область — 74%. И это по областям, где жители сельской местности и мелких городов используют в повседневном общении так называемый суржик, который с тем же успехом можно отнести к диалекту русского языка, как и украинского. В крупных городах Юго-Востока русский язык используется поголовно.

Британское посольство, учитывая данные переписи населения 2001 года, почему-то не учло исследования Gallup 2008 года, в котором 83% респондентов выбрали русскоязычный вариант заполнения анкеты. А это более репрезентативно, чем ответ на спекулятивный вопрос про «родной язык».

Неслабая разница в результатах при разной постановке вопроса — от 29% до 70-80% и даже почти 100% в отдельных регионах. Но даже при самых плохих результатах мы, русские, до сих пор есть в таком количестве, которое трудно назвать нацменьшинством. Так почему министерство не опубликовало инструкцию по предохранению от коронавируса на русском языке? Почему для государства Украина существуют украинские поляки, украинские татары, украинские венгры, а украинских русских не существует? Ведь даже если пойти на поводу у «кремлевской пропаганды» и предположить, что Украиной с некоторых пор управляют нацисты, они должны быть озабочены выживанием своей нации — русский вполне может заразить украинца. Даже с такой, чисто утилитарной точки зрения, министерство могло бы сделать инструкцию для всех, а не только для расово чистых.

Дело в том, что концепция государства в понимании украинских националистов не предполагает не только русских, но и венгров, татар, румын и т.д. Просто с их присутствием можно мириться, поскольку есть Евросоюз, перед которым надо хотя бы формально соблюдать права человека, а также малая численность представителей этих национальностей объективно не позволяет им быть политически активной общностью в рамках всего государства.

С русскими — другое дело. Даже если их приравнять к другим национальностям (которых на порядки меньше), не давать никаких дополнительных прав, а только выполнить то, что на данный момент написано в Конституции и международных соглашениях, вдруг окажется, что нет никакого украинского национального государства, а есть государство двух равнозначных народов. А в чем проблема? Для народов — ни в чем. Проблема для местных олигархов, которым единое экономическое пространство с Россией (о котором мечтало большинство русских, пока им еще разрешали мечтать) чревато поражением в конкурентной борьбе с олигархами российскими и потерей самого главного — собственности. Для того чтобы обезопасить собственность, нужно вывести русское общество Украины из политического процесса, сделать его априори «врагом Украины», маргинализировать.

С этой целью олигархи, которые еще вчера ходили с гвардейской лентой на День Победы, сошлись с еще вчера маргинальными нацистами. Именно поэтому в конечном счете украинский Минздрав не видит русских даже среди нацменьшинств. Русские есть, но это досадная случайность, историческая флуктуация, отклонение от нормы, своего рода болезнь украинского государства. Если создать для нее неблагоприятные условия и стараться не замечать, она со временем сама рассосется. И да, со временем русский гражданин Украины начинает называть себя украинцем, потому что проще жить в благоприятных условиях, чем в неблагоприятных.

— Зачем изучать в школе русский язык?— начинает спрашивать сам у себя такой поставленный в неблагоприятные условия русский обыватель Украины. — Ведь мы дома и так на нем говорим, а в университете понадобится украинский.

И что ты на это возразишь? Будешь взывать к национальному самосознанию, необходимости сохранить культуру и традиции? Смешно. В гетто и резервации тоже можно ходить в косоворотке с балалайкой, даже церковь построить можно. А университет нельзя. Прикольно, экзотика, местные даже будут покупать туда билеты, чтобы развлечься на выходных.

Хотим ли мы такой участи? Пусть для начала каждый спросит об этом сам у себя.

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.