Карантин без карантина. Как белорусы самоизолируются без давления властей

Карантин без карантина. Как белорусы самоизолируются без давления властей

Неправда, будто Лукашенко занял противоположную общей тенденции позицию против введения карантина в своей стране ради протеста. Его действия и правда носят демонстративный характер, но он явно что-то крутит и играет куда более тонкую игру, чем та, которую хочет всем показать

Любопытно было бы взглянуть на того, кто усомнится, что МВД и КГБ возьмут страну под контроль за световой день в случае соответствующего приказа. Но Бацька не нуждается в показательных выступлениях. За кулисами министерства и ведомства бомбят отрасли методическими указаниями, как себя вести. А вести себя предлагают, как во время карантина. Вот и все национальные особенности.

Гомель город контрастов

На вид он, как уменьшенный в масштабе Киев. Та же живописная река, рассекающая город на две половины. Тот же, высокий правый берег и пологий — левый. То же обилие зелени, природных зон, километры пляжей, лабиринт протоков, речушек, стариков и озер. Рай для туризма, пикников, рыбалки и загара. Но есть одно существенное отличие от столицы Украины. Гомель — чистый город. Порядок, не в пример Киеву, реликтовый, советский.

«Скромное обаяние Совка», — отозвался один киевлянин, побывавший в гостях у автора этих строк. Киев пребывал в таком образцовом состоянии культуры городской среды очень давно: в 70-е годы ХХ века. Потом «мать городов русских» захватили национально озабоченные граждане, стали играть в майданы и Киев покатился в то место, где пребывает и поныне. Какие бы оптимистические маски не напяливал на себя и жителей столицы Украины мэр Кличко, все очень грустно. В Гомеле совсем не так, а ведь мало кто знает здесь имя главы исполнительной власти. Он не отсвечивает понапрасну, не занимается политикой. Впрочем, речь сейчас не об этом, а о методах предотвращения эпидемии.

Так уж исторически сложилось, что власти большинства стран приняли концепцию «пандемии» и употребили превентивные, ограничительные меры, ради безопасности своих граждан. Превентивные, потому что ни в одной стране мира не был достигнут эпидемический порог заболеваемости, который дает повод объявить карантин. Он составляет 5 — 10%. То есть, чтобы объявить карантин в Белоруссии, нужно, чтобы болели от пятисот тысяч до миллиона ее граждан. А по статистике, озвученной во вторник, 7 апреля, президентом Лукашенко, по состоянию на этот день в Белоруссии госпитализированы 794 человека. Это очень мало для того, чтобы объявлять чрезвычайные меры. А число тех, кто на искусственной вентиляции легких (в тяжелом состоянии) совсем мало — 31 человек. Эти показатели ничтожны даже для обычной эпидемии. Поэтому карантин не ввели, хотя меры принимают, как при карантине. Ведь все ходят на работу, работают преимущественно в госсекторе. Госсектор — это заводы. Гомель — это не только курорт, но и второй по величине город Белоруссии с громадным промышленным сектором из советских предприятий, полностью сохраненных. Здесь 52 крупных машиностроительных завода и все они работают. Ничего не остановили, никого не отправили на самоизоляцию.

От эйфории к тревоге

Обстановка в Гомеле спокойная, в чем-то даже сонная. Сначала мало кто придавал большое значение тому, что вокруг Белоруссии позакрывали границы и ввели карантины.

«Швеция тоже не стала делать карантин. У нас, как в Швеции», — шутили сначала. Казалось бы, закрытию границы Россией, а Гомель пограничный город, горожане должны были придать большое значение. Но нет — не придали, несмотря на то, что половина горожан там работает. Почему это никого не обеспокоило знают только белорусы — генетические партизаны. Можно лишь догадаться, что те, кто не остался в России, вернувшись домой на время карантина, договорились с работодателями об «отпуске за свой счет» с сохранением места. Даже если место не сохранят, беда не очень большая: после окончания карантина ожидают бум освобожденного от ограничений бизнеса, который будет стараться на совесть, чтобы вернуть утраченные позиции. Работы хватит всем.

В общем, поначалу гомельчане реагировали на окружающий «психоз» с юмором и иронией. Числу мемов в интернете не было числа, такого количества анекдотов не было даже в позднем СССР. Но люди бывалые не верили в то, что такой веселый настрой сохранится надолго. Во-первых, прыгнули цены. Из-за падения стоимости нефти вследствие распада ОПЕК, упал и рубль, а значит доллар стал стоить дороже. И цены поднялись: на продукты, товары и услуги. Правда ажиотажной скупки в супермаркетах, как на западе, не было по причине не шибко высокой покупательной способности белорусов.

Некоторый дефицит по отдельному ассортименту промышленных товаров все же образовался. Многие торговые дома и индивидуальные предприниматели возили товар из России. Эта возможность теперь закрыта на месяц. Ну а чисто российские шутки про гречку и туалетную бумагу в Гомеле не ловят по причине отсутствия события.

Вторая причина прекращения юмора — вынужденный простой у многих. Те, кто решил пересидеть карантин в Гомеле простаивают, людям скучно, и они начинают нудиться.

Третий фактор, который накладывается на два предыдущих — окружающий «психоз». Как не старается Бацька не нагнетать панику, он так или иначе ее нагнетает. Все вокруг обвиняют его в беспечности и халатности, так что Лукашенко вынужден демонстрировать озабоченность. А это значит, что чуть ли не каждый день «последний диктатор Европы» то там, то сям выступает перед трудящимися и говорит только про коронавирус. Какой это «психоз»?

А вокруг бушующий океан интернета с самыми причудливыми источниками информации. И люди начали задумываться. Это отразилось на том, как стала меняться улица. В каждом магазине, спортзале, кафе, учреждении появились сосуды с дезинфицирующими растворами, объявления о необходимости соблюдать дистанцию в полтора метра, продавцы продуктов питания одели маски поголовно. С каждым днем все больше масок и на обычных прохожих. Пропаганда карантина ведется круглосуточно, и она действует, хотя все знают то, что от маски в случае настоящей эпидемии (а не вот этой) очень мало толку. Разве что, как шутят в Гомеле, она спасет в случае пожара, если ее намочить. Шутки-шутками, но маски носят, число тех, кто их не снимает на улице растет и ширится без всякого давления со стороны властей.

Карантин без карантина. Как белорусы самоизолируются без давления властей

© предоставлено автором

Карантин без карантина. Как белорусы самоизолируются без давления властей

© предоставлено автором

Карантин без карантина. Как белорусы самоизолируются без давления властей

© предоставлено автором

Карантин без карантина. Как белорусы самоизолируются без давления властей

© предоставлено автором

Карантин без карантина. Как белорусы самоизолируются без давления властей

© предоставлено автором

Карантин без карантина. Как белорусы самоизолируются без давления властей

© предоставлено автором

Минздрав предупреждает

Древний, мудрый анекдот гласит: «я бежала за вами десять километров, чтобы сказать, как вы мне безразличны».

Во вторник Александр Лукашенко еще раз собрал вокруг себя сабантуй с кунаками самого высокого уровня, чтобы назвать коронавирус «психозом», призвать не создавать вокруг этой темы ажиотажа… но в случае необходимости пообещал подключиться лично, с большой совковой лопатой наперевес.

«Если что-то могу для вас сделать, пожалуйста, скажите. Я уже министру говорил: надо будет, Владимир Степанович, значит, с тобой пойдем лечить людей. Он говорит: пока не надо».

Все услышали, что «если завтра война», Бацька будет «сам носить больных», ибо он обожает выражаться фигурально. Но шутить дозволено только ему. Так что Минздрав Белоруссии выдал населению все то же самое, что и российские коллеги, только в рекомендательной форме.

Самоизолироваться во внерабочее время, избегать посещения общественных мест и в принципе ограничить свое передвижение и контакты. Учебный процесс в Гомеле также скорректировали. Два местных университета лекции с большими потоками пока не проводят. Вместо них — семинары, практика, «лабораторки», где число не больше группы. Утренние пары сдвинули с 8.20 на 9.00, чтобы студенты ездили при минимально наполненном транспорте. Что касается школ и детских садов на Гомельщине, то ребята могут их не посещать по заявлению родителей. Но они работают в штатном режиме, хотя каникулы и продлили.

Общественные заведения — театры, кино, рестораны, кафе и музеи — работают в штатном режиме. Они лишь вооружились дезинфицирующими средствами сверх всякой меры, а также обклеились предупреждающими афишами. Среди видимых противоэпидемических мер — раздвигают столы, увеличивают пространство. Кафе и рестораны придумывают акции, запускают скидки, расширяют меню, меняют время работы. Закрываться и отправлять сотрудников в вынужденный отпуск, тем более увольнять — ни-ни! Строго преследуется. В интернете призывают не игнорировать любимые рестораны, ибо мгновенное снижение спроса грозит закрытием. Просят заказывать еду на дом. Мэры мотивируют и развивают доставку — нет худа без добра.

Хотя масштаб рынка мал, платежеспособность клиентов, как уже говорилось, не стала лучше. «Опыт не только наш, но и коллег из Киева и Москвы говорит, что доставка не выручает, — говорит менеджер одного из кафе, — Агрегаторы берут 30% комиссии от стоимости блюда, это снижает рентабельность. У нас много идей, запустили доставку без посредников, курьерами подрабатывают официанты и бармены. Спрос небольшой».

Но есть и хорошие новости. Одна треть карантина, объявленного Москвой-матушкой пройдена.

Кому выгодно?

Бацька делает большую работу, чтобы не поднимать панику. И это ему удается, хотя вирус есть, больные есть, жертвы, увы, тоже есть. Но обстановку в стране можно назвать спокойной.

Другое дело, что людям любознательным все же интересно, что же крутит Бацька, потому что он явно что-то крутит. Вот, на днях, в Минск прибывает миссия Всемирной организации здравоохранения. Что будут выторговывать неизвестно, но что-то будут. По нефти Беллоруссия только выиграла от падения цен, но это другая тема. С выборами президента тема пандемии не связана совсем. Но очевидно, что Бацька наиграл себе очков у аудитории внутри страны, показавшись в образе сильного мужика, не поддающегося панике. Но это все мелочи, которые не определяют то, что Александр Григорьевич выбрал себе образ «а баба Яга против».

Громкие разговоры про отсутствие средств на карантин — это уже теплее, могут под такую легенду попросить денег. Пожалуй, наиболее близко к истине то, что от ситуации выигрывает государственный бюджет Белоруссии. Рост стоимости доллара привел к росту цен. Оба процесса заставляют людей раскрывать кубышки и тратить больше. Хочешь-не хочешь — надо.

Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.