Пять политических итогов 2020 года на Украине

Пять политических итогов 2020 года на Украине

Политические итоги года можно подводить разными путями. Мы предпочли самый простой и очевидный – просто перечислить основные результаты политических событий и тенденций года. Тем более что действительно достойных упоминания событий или слишком много, или слишком мало. А выводы можно делать и не обращаясь к непосредственным результатам событий

Разумеется, следует иметь в виду, что, несмотря на все революционные события 2019 года (итоги выборов смело можно назвать майданом по совокупности результатов), общая тенденция развития страны никак не изменилась, да и не могла измениться — общественный запрос, приведший к власти Зеленского и «слуг народа», не предполагал смены политического курса — только изменение дизайна.

 

Предпосылки краха режима Зеленского

Собственно, в этом году краха как такового не произошло.

Рейтинг президента держится на довольно высоком уровне — за него готовы голосовать примерно столько же избирателей, сколько проголосовали в первом туре президентских выборов, а во втором туре он легко бьёт любого конкурента.

В Верховной Раде сохраняется монобольшинство «Слуги народа», которое, худо-бедно, но принимает нужные президенту решения.

В результате выборов партия «Слуга народа» получила представительство в органах местного и регионального самоуправления, которого ранее не имела.

В общем, ничего трагического не произошло и, тем не менее, прогнозисты изощряются в предсказаниях о крахе в следующем году не только Зеленского, но и президентской республики как таковой.

Основания для таких умозаключений есть.

Во-первых, Зеленскому не удалось то, ради чего его избрали, — заменить политическую элиту страны на «новых людей». Более того, сама эта задача перестала быть актуальной — люди утратили доверие к «новым людям», что на местных выборах привело к реваншу местных элит.

Во-вторых, Зеленский рассматривался как некая альтернатива Порошенко, но именно ею он быть перестал — это видно и по его публичной риторике, которая мало чем отличается от порошенковской, и по отказу от выполнения Минских соглашений, и по подписанию языковых законов, и по встрече с патриархом Варфоломеем. В общем, сплошной «армовир», только хуже, потому что копия, а не оригинал.

В-третьих, США настроены на проведение в подмандатных государствах однотипных политических реформ, которые ведут к ослаблению поста президента и усилению парламентаризма (пример — Польша и Грузия).

Так что никакой политической стабильности в следующем году не предвидится — будут проходить довольно сложные политические реформы, вполне возможно, включающие досрочные выборы президента и парламента и проведение референдума о новой Конституции.

 

Игры олигархов

Украина продолжает оставаться олигархической республикой, а представители сверхкрупного бизнеса продолжают оказывать существенное влияние на украинскую политику. Однако сокращается как жизненное пространство для крупного украинского бизнеса, так и количество его представителей, способных побороться за политическое влияние.

Ещё в прошлом году Ринату Ахметову удалось достичь доверительных отношений с президентом и его окружением. Соответственно, весь год прошёл под знаком господства богатейшего человека Украины, что вылилось, например, в сокращение доли атомной генерации (ему не подконтрольной) и росту тарифов на электроэнергию.

Однако к концу года отношения расстроились.

Скорее всего, главную роль тут сыграли итоги местных выборов, которые для «Слуги народа» оказались не слишком удачными. Да, СН получила представительство в местных советах и, по агрегированным данным, наибольшее количество голосов избирателей, но контроля над самоуправлением в стране в целом у неё нет.

Ахметов тут как бы ни при чём, но инцидент в родном городе президента Кривом Роге, где даже выход из гонки чрезвычайно популярного мэра Юрия Вилкула не помог победить кандидату, представляющему одновременно «Слугу народа» и группу Ахметова, оказался даже слишком показательным.

В декабре Зеленский вычистил из Офиса президента и Кабинета министров яркие фигуры, обеспечивавшие интересы Ахметова, а когда последний начал возражать против назначения на пост вице-премьера неугодного ему Юрия Витренко, его же и обвинили в нарушении некой «сухаревской конвенции», устаканивающей отношения между властью и олигархом.

Правда, отстранение Ахметова вовсе не означает радикального усиления позиций Коломойского и Порошенко. Впрочем, первый может быть заинтересован в министерстве Витренко (по правде, его устроил бы любой человек, не имеющий интересов в повышении тарифов на электроэнергию, которую потребляют его ферросплавные заводы), второй же рассматривается как возможный кандидат на пост премьера.

 

Реванш региональных элит

Собственно, местные выборы как раз и были таким реваншем.

На парламентских выборах 2019 года они потерпели существенное поражение — в одномандатных округах, контролируемых местными элитными группировками, массово победили ноунеймеры из «Слуги народа». Ещё в конце прошлого года региональные элиты пребывали в шоке и не знали, что им дальше делать.

Но к моменту выборов 2020 года они объединились и сумели сравнительно легко отразить попытку СН продолжить тенденцию прошлого года. Удивительным образом в выигрыше от этого оказались политики, выдвинувшиеся в элиту по итогам местных выборов 2015 года. Сохранили свои места мэр Киева Виталий Кличко, мэр Днепропетровска Борис Филатов, мэр Житомира Сергей Сухомлин и многие другие. А ведь это всё люди, которые связывали своё политическое будущее с Петром Порошенко…

По сути СН проиграла выборы ещё до выборов — то, что Зеленский ориентируется не на победу, а на соглашение с региональными элитами, стало понятно летом, когда президент не скрываясь начал договариваться о подъёме злополучного танкера не с министром транспорта и губернатором, а с мэром Одессы.

Конечно, успех региональных элит был во многом условный — их представители оказались популярны по сравнению с представителями «Слуги народа», которые непопулярны вообще.

Капитуляция Зеленского имеет долгоиграющие последствия. Например, в рамках соглашения с мэрами он фактически уступил им право назначать глав областных администраций, что является шагом назад даже по сравнению с временами Кучмы, когда назначение губернаторов всё же согласовывалось с разными группами влияния.

Конечно, у центрального правительства сохраняется значительное влияние на регионы, которым оно не преминуло воспользоваться — в бюджете на 2021 год финансирование местных бюджетов сокращено.

Тем не менее, влияние центральной власти сократилось, и Украина сделала существенный шаг к большей децентрализации, а возможно, даже к федерализации.

 

Реформы

Народный депутат от «Слуги народа» Галина Янченко под конец года заявила: «Прошло полтора года, и монобольшинство проявило себя как сильная команда, способная принимать законопроекты и завершать реформы Петра Порошенко, которые ему не хватило политической воли завершить».

На удивление правдивая констатация.

Зеленскому удалось принять закон о рынке земли, который его предшественники принимать воздерживались по причине негативной реакции общественности.

Зеленскому удалось провести укрупнение районов, которое Порошенко заморозил ещё летом 2015 года из-за сопротивления населения и региональных элит.

Даже медицинская реформа, которую пришлось приостановить из-за начала эпидемии, как заявляется, будет продолжена после её окончания. Несмотря на то что основные моменты этой реформы показали свою полную неэффективность.

В общем, тут президент полностью выполнил общественный запрос — а давайте поручим проведение старых реформ новым людям. Поручили. Удивительным образом оказалось, что от перестановки слагаемых сумма не меняется. Кто бы мог подумать? Никогда такого не было и вот опять…

 

Утрата самостоятельности

С 1991 года Украина никогда не была в полной мере независимым государством, просто в силу своей политической, экономической и военной слабости.

После Майдана мы привыкли ко многому, включая, например, Джо Байдена, который занял место президента на встрече с украинским руководством в апреле 2014 года.

Однако именно в 2020 году вмешательство Запада в украинские дела приобрело совсем уж неприличные формы.

Достаточно вспомнить, как послы стран G7 объясняли, что верховенство права и Конституция — полная чепуха на фоне необходимости сохранить на посту главы Национального антикоррупционного бюро официального (утверждённого в этом статусе судом) коррупционера Сытника.

Или и.о. посла США Кристина Квин, которая ставит в известность министра здравоохранения Степанова о том, что Украина не будет закупать российскую вакцину от коронавируса.

Идеологи, которые только недавно отстаивали идеалы независимости Украины, вдруг начали говорить о позитивном влиянии внешнего управления. «Доказывают нам без всякого пристрастья необходимость самовластья и прелести кнута»…

Более того, украинский опыт прихода к власти человека, лишенного собственных политических и экономических интересов, очень понравился за океаном. Кажется, появление трагикомической фигуры Светланы Тихановской было связано именно с украинским опытом.

Впрочем, как мы отметили выше, даже этот опыт оказался неудачным — «простой человек» на президентском посту всё равно остаётся зависим от олигархов и не может победить местные элиты.


Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.