Приказано забыть: почему в Минске не расследуют гибель Александра Тарайковского

Приказано забыть: почему в Минске не расследуют гибель Александра Тарайковского

Многочисленные факты свидетельствуют о том, что в ночь с 10 на 11 августа безоружный демонстрант мог быть застрелен в центре Минска спецназом

8 декабря Фрунзенский районный суд Минска вынес два приговора по уголовным делам, объединенным общим преступлением, инкриминированным подсудимым по части 2 статьи 339 УК РБ (Хулиганство) и части 2 статьи 218 (Умышленные уничтожение либо повреждение имущества) Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Судья Юлия Крепская приговорила 34-летнего Дениса Греханова и 25-летнего Игоря Самусенко к полутора годам колонии общего режима каждого, а 25-летнего Владислава Гулиса — к двум годам колонии строгого режима. В свою очередь, судья Юлия Близнюк дала два года колонии общего режима 26-летнему Максиму Павлющику, а 25-летней Марии Бобович — два года ограничения свободы без направления в исправительную колонию (так называемая «химия»).

Какое же тяжкое преступление совершили молодые люди, за что им дали по два года колонии (а кому-то — и строгого режима)? Они нанесли на брусчатке Пушкинской площади Минска надпись «Не забудем». Например, Мария Бобович нарисовала 9 сентября всего две буквы («Не»), так что ей сочли возможным реальный двухлетний срок заменить домашней «отсидкой». До этого ей пришлось и «посидеть» — после задержания она ночь провела в камере РОВД.

Стоит пояснить, что значит «Не забудем».

Речь идет о гибели Александра Тарайковского, погибшего как раз на этом месте в ночь с 10 на 11 августа этого года. Интересно, что режим, регулярно обвиняющий протестующих в фашизме, — подобные обвинения звучат из уст Лукашенко и его окружения начиная с августа по сей день, — счел тяжким уголовным преступлением прямую апелляцию к лозунгу «Никто не забыт, ничто не забыто».

Итак, о гибели Тарайковского, и чем память об этом так неугодна властям.

Официальная версия, опубликованная в 23:49 в Telegram-канале «Пресс-секретарь МВД Беларуси», который действительно ведет официальный спикер ведомства Ольга Чемоданова, звучала так: «Сегодня, 10 августа, около 23.00 в ходе массовых беспорядков в Минске на ул. Притыцкого толпа строила баррикады для блокирования движения. В ходе противостояния со спецназом, прибывшим для деблокирования площади, один из протестующих пытался бросить неустановленное взрывное устройство в сторону правоохранителей. Оно взорвалось в руке, мужчина получил травмы, несовместимые с жизнью».

Однако, как несложно заметить, за четыре прошедших с момента гибели Тарайковского месяца ни МВД, ни Следственный комитет не представили ни новых деталей произошедшего, ни видеозаписей с камер наружного наблюдения на домах или ведущейся силовиками оперативной съемки, ни, наконец, фрагментов пресловутого взрывного устройства, оставшихся после взрыва. Хотя последнее представляло особый интерес и могло быть использовано в целях пропаганды против митингующих.

Более того, даже уголовное дело так и не возбуждено, хотя налицо две тяжкие статьи — гибель человека, по факту чего дело возбуждается «автоматически», без заявлений, и взрыв самодельной бомбы, тоже обязательно требующий возбуждения уголовного дела, а уж в случае, если он привел к гибели человека (как утверждала пресс-служба МВД), то и подавно. Причем, как будет показано далее, уголовное дело отказались возбуждать даже после обращения в следственные органы отца погибшего.

Почему?

Видимо, дело нечисто, и озвученная МВД изначальная версия (позже ее перестали в разговорах придерживаться даже в руководстве МВД и в окружении Лукашенко, но это нельзя классифицировать как официальную версию) сфабрикована. 

11 августа в интернете появилась видеозапись, сделанная из одного из соседних домов, на которой заснят момент смерти Тарайковского. Очень хорошо видно, что ничего в руках у мужчины (сестра Тарайковского опознала его на видеозаписи по внешности, одежде и т.д.) нет и никакого взрыва не происходит, но в какой-то момент он хватается за грудь, словно получил в нее ранение, а затем шатается и падает на асфальт.

На видео, кстати, есть еще один выразительный момент — к упавшему Тарайковскому пытается подъехать «скорая помощь», а подбежавшие спецназовцы отгоняют и даже стреляют в нее! Это важная деталь для понимания творившегося 9 — 11 августа на улицах Минска, а также того, почему Тарайковский не выжил после тяжелого ранения.

14 августа международная исследовательская группа Conflict Intelligence Team (CIT) опубликовала расследование «К убийству протестующего в Минске могут быть причастны бойцы спецназа». Сопоставив детали улицы на видеозаписи с Тарайковским и панорам улиц Минска, исследователи «подтвердили, что это видео действительно снято в Минске на перекрестке проспекта Пушкина и улицы Притыцкого», а видно на нем следующее: «При покадровом просмотре видео видно, как один из стоящих в середине перекрестка силовиков поднимает оружие, а затем видна вспышка выстрела, после которой протестующий начинает шататься и падает на левый бок и неподвижно лежит на спине. Видно, что протестующий поднял руки или руку, но никакого взрыва в его руке не происходит».

Кто же стрелял в Тарайковского?

«В ночь с 10 на 11 августа в центре перекрестка находилась группа бойцов с оружием и в зеленой форме. Их в ту ночь фотографировали многие корреспонденты, например, Наталия Федосенко (ТАСС). По некоторым из этих фотографий очевидно, что они сняты на перекрестке Пушкина и Притыцкого, — отмечается в исследовании CIT. — На других фотографиях хорошо видно вооружение этих бойцов. Исследователь Роберт Ли определяет его как дробовики Benelli M4 и гранатометы ГМ-94… Стоит отметить, что бойцы в похожей экипировке, по-видимому, причастны к ранению журналистки белорусского издания «Наша Нива» на улице Кальварийской в Минске вечером 10 августа. В самом начале видео, где журналистке попадает в ногу резиновая пуля, видны бойцы в похожей форме и с такими же светоотражающими элементами на рукавах».

«Остается открытым вопрос, к какой именно силовой структуре принадлежат эти бойцы, — говорится далее в исследовании CIT. — Роберт Ли предположительно идентифицирует их (в час ночи 11 августа) как СОБР МВД. В середине десятого 10 августа корреспондент TUT.by сообщал, что работает «Алмаз». Наконец, в онлайне телеканала «Белсат» в 23:15 того же дня цитируется сообщение корреспондента «Нашей Нивы», что перекресток Пушкина и Притыцкого заняли бойцы спецназа КГБ «Альфа».

В твиттере отмечали сходство формы этих силовиков с формой бойцов «Альфы»… Издание TUT.by первоначально отнесло силовиков в зелёной форме к спецназу МВД «Алмаз», однако впоследствии источник сообщил им, что «Альфа» носит встроенные в штаны наколенники, а «Алмаз» — нет (здесь на всякий случай отметим, что это всё распространяется лишь на теплую летнюю погоду, на фотографиях от 2020 года нам встречались бойцы «Альфы» с наколенниками, надетыми поверх утеплённых штанов).

Кроме того, по сообщению источника, «Алмаз» носит бронежилеты Fort Defender. На фотографиях, снятых в ночь с 10 на 11 августа в районе перекрёстка Пушкина и Притыцкого Наталией Федосенко и фотокорром «РИА Новости» Виктором Толочко, мы увидели оба типа наколенников, а также как минимум одного бойца в бронежилете Fort Defender. Кроме того, на спицах некоторых бойцов видна надпись «МВД». Таким образом, наряду с бойцами «Альфы» на перекрестке могли присутствовать и спецназовцы из «Алмаза».

Стоит отметить, что на месте могли присутствовать бойцы из менее известных, но не менее хорошо вооруженных и мотивированных к применению оружия без каких-либо разговоров подразделений спецназа — например, Отдельная служба активных мероприятий (ОСАМ), подчиненная Государственному пограничному комитету.

15 августа были опубликованы еще две видеозаписи, где видны события во время гибели Тарайковского, — первое обнародовало агентство Associated Press, а второе, сделанное одним из участников протеста с другого ракурса, опубликовало «Еврорадио».

На видео Associated Press, снятом из-за спин силовиков, несколько искажены расстояния — можно подумать, что Тарайковский подошел к шеренге силовиков достаточно близко. Но на прочих видеозаписях можно заметить, что безоружный (что важно подчеркнуть) и с поднятыми руками, чтобы это было хорошо видно, мужчина находился от вооруженных спецназовцев на расстоянии не менее 10 — 15 метров, то есть не представлял опасности.

10 ноября, в трехмесячную годовщину со дня гибели Александра Тарайковского, белорусское интернет-издание «Правовая инициатива» опубликовало интервью адвоката Альвины Мингазовой, представляющей интересы отца погибшего — Валерия Тарайковского.

Как говорит Мингазова, «в августе мной подано уведомление в СУ УСК (Следственное управление Управления Следственного комитета. — Авт.) по г. Минску о принятии поручения по осуществлению представительства прав и законных интересов Тарайковского В.З. и информировании о процессуальном решении по факту смерти Тарайковского А.В. На что мне был дан ответ, что СУ УСК по г. Минску по факту смерти Тарайковского Александра Валерьевича проводится проверка в порядке ст. 173 УПК. Уголовное дело по указанному факту не возбуждалось».

Причем, по ее словам, позволяющая процессуально не возбуждать уголовное дело и при этом не отказывать в этом, потому что отказ в возбуждении дела требует формальных оснований и может быть затем обжалован в суде, проверка раз за разом продляется и продляется: «На сегодняшний день Управлением Следственного комитета по г. Минску проводится проверка. Срок проведения проверки неоднократно продлевался. Последние продление датировано 09.10.2020. до трёх месяцев, то есть по 10.11.2020».

Приказано забыть: почему в Минске не расследуют гибель Александра Тарайковского

© AP, Sergei Grits

А потом… проверку просто приостановили. Об этом Мингазова, получившая официальный ответ из следственного органа, сообщила 13 ноября TUT.by: «Следственный комитет ссылается на ст. 173-3 УПК Беларуси. Согласно этой статье, проверка может быть приостановлена на основании неполучения ответа на международный запрос; неполучения результатов экспертизы либо проверки финансово-хозяйственной деятельности».

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, проверка может быть приостановлена на срок до 3 месяцев.

На три месяца затянули проверку, потом столько можно тянуть приостановление проверки, потом — проверку по новой… Так можно откладывать возбуждение уголовного дела о смерти Тарайковского до бесконечности.

Притом что, как сообщила 10 ноября «Правовой инициативе» Мингазова, «06.10.2020. в адрес СК РБ (Следственного комитета Республики Беларусь. — Авт.) было направлено заявление от Тарайковского В.З. (отца) о возбуждении уголовного дела, ознакомлении с судебной медицинской экспертизой, приобщении видеоматериалов».

Вот уже и родители пострадавшего требуют, но, по словам адвоката, «дело не возбудили, с заключением судебной медицинской экспертизы не ознакомили». Действительно, зачем отцу знать о причинах гибели его сына, обвиненного пресс-службой МВД в терроризме?

Фактически отцу Тарайковского и его адвокатам пришлось собирать данные самим: «…Был сделан запрос в УЗ (Учреждение здравоохранения. — Авт.) «Городская станция скорой медицинской помощи» о предоставлении копии карты вызова бригады СМП (скорой медицинской помощи. — Авт.) и копии журнала записи вызовов СМП. Указанные документы были предоставлены отцу погибшего Александра. Из указанных документов усматривается характер ранения — пулевое ранение в грудь в область сердца. При этом при осмотре тела выходного отверстия со спины родственники не видели».

Напомним, тело погибшего было выдано родителям.

Приказано забыть: почему в Минске не расследуют гибель Александра Тарайковского

© Sputnik | Перейти в фотобанк

15 августа прошло прощание с Александром, тело которого было выставлено в гробу в ритуальном зале на улице Ольшевского. В тот же день массовая акция прошла на месте гибели Тарайковского — на Пушкинской площади, где возник стихийный мемориал с лампадками и цветами, затем уничтоженный коммунальными службами Минска.

Единственным свидетельством о смерти Тарайковского остались надписи на брусчатке, которые коммунальщики тоже стирали, но их вновь наносили неравнодушные люди.

Сейчас им «припаяли» нешуточные сроки за то, что напоминали о смерти человека, судя по приведенным выше многочисленным доказательствам, убитого в центре столицы своей страны, застреленного безоружным практически в упор, словно речь шла о мишени в тире.

После чего власти об этом приказали забыть, словно ничего и не было.


Источник: ukraina.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.